Большой Брат против коронавируса: как правительства используют системы наблюдения в борьбе с пандемией

И можно ли подружить личные свободы с общественным благополучием в нынешних условиях

poster

Photo by Markus Spiske from Pexels

Как вам такой концепт: государство развертывает системы слежения за гражданами, чтобы оперативно найти и изолировать заболевших коронавирусом и таким образом остановить пандемию? Смотришь на сводки по количеству выявленных случаев и смертей – и хочется, и колется. А между тем, для десятка стран это уже новая реальность.

Теоретически, тактика очень даже рабочая.

Все уже знают, но все же: человек, зараженный коронавирусом, становится переносчиком на несколько дней до проявления симптомов. За это время он катается в общественном транспорте, работает и/или учится, ходит в гости, магазины, парки, бары, музеи, тренажерки и т.д. (по крайней мере, так было еще совсем недавно).

По обычному опросу не восстановить список всех контактировавших с ним людей, это долго, муторно и неточно. Вы вспомните, в каком вагоне метро и во сколько часов ехали неделю назад? Зато смартфон помнит.

Стоит автоматизировать эти процессы: сопоставить логи смартфонов и тем же днем оповестить счастливчиков через смс – как эффективность карантина вырастает на порядок. Если мы не можем наверняка запереть всех по домам на месяц, пока все не устаканится, то хотя бы будем знать, кого точно нужно отправить на карантин в обязательном порядке.

В то же время контроль на уровне отдельных граждан эффективнее всего, пока счет зараженных позволяет применять адресные меры. Представьте, что каждый день больницы фиксируют тысячу новых случаев – оповестить и изолировать придется уже десять тысяч. За сутки. На этом этапе без повсеместного карантина уже не обойтись.

Но на практике при внедрении автоматизированных систем неизбежно всплывают проблемы отнюдь не эпидемиологического плана.

Чтобы отследить, кто находился рядом с подтвержденным больным последние несколько дней, нужны данные геолокации смартфонов и телефонные номера, чтобы оповестить их владельцев. Однако этой информации достаточно не только для противоэпидемических мер, но и для буквального шпионажа за отдельно взятыми людьми.

Поэтому принципиально важно понимать, как подобная система будет устроена:

  1. Прежде всего, кто должен разрабатывать ПО, собирать, хранить и анализировать данные, контролировать процесс – правительство, спецслужбы, ученые, бизнес?
  2. Какие данные и в каком объеме целесообразно собирать? В каком виде и как долго их нужно хранить?
  3. Как определить, что такую систему пора вводить / сворачивать?
  4. Как убедиться, что после снятия карантина Большой Брат больше не будет наблюдать?

Мы изнутри знаем работу систем отслеживания геолокации, потому что сами создавали их для бизнес-задач. Например, по законодательству кино по подписке можно смотреть только дома, поэтому издателю важно знать местоположение пользователя. Или клиент хочет проанализировать объем физического потока посетителей на какой-то локации и сравнить его с объемом конкурента.

Для этого нет нужды никого деанонимизировать, на страже приватности стоят стандарты индустрии и закон, а данные геолокации можно легально приобрести у провайдеров, но при большом желании и ресурсах все возможно. Если представить, что под радарами находится все население, а радары подчиняются не требованиям GDPR, а правительству со скомпрометированной репутацией – становится немножко не по себе.

Безотносительно политической специфики, существующие системы по степени инвазивности можно разделить на три типа

  1. Изучение распространения вируса на основе обезличенных геоданных

    Крупнейший австрийский оператор Telecom Austria Group предоставил правительству агрегированные профили передвижения своих пользователей, проанализированные совместно с проектом Технологического университета Граца Invenium. Раньше проект замерял популярность локаций среди туристов.

    Немецкий Deutsche Telekom передает обобщенные анонимные геоданные мобильных телефонов в Институт Роберта Коха, который изучает инфекционные заболевания и непереносимые болезни.

  2. Трекинг отдельных пользователей, на выходе агрегированные данные

    В Сингапуре правительственное Агентство технологий и Министерство здравоохранения запустили приложение TraceTogether, которое засекает устройства через Bluetooth, но не собирает геолокацию и прочие персональные данные.

    Израильская служба безопасности Шин-Бет отслеживает геолокацию смартфонов и рассылает сообщения тем, кто находился близко с инфицированными.

  3. Контроль на уровне отдельных граждан

    Официальный сайт о коронавирусе в Корее предоставляет данные о перемещениях заболевших в открытом доступе. Без имен, впрочем восстановить их не составляет труда. Информацию получают из данных геолокации, транзакций, камер наблюдения, интервью.

    В Китае с их социальным рейтингом дело обстоит проще – у каждого есть Alipay Health Code. Если алгоритмы решили, что человек мог заразиться, QR-код становится желтым или красным, и человека просто перестают пускать в общественный транспорт, магазины, соседние провинции.

    Иранские власти запустили приложение AC19, которое обещало диагностировать наличие вируса простым опросником, но кроме этого собирало персональные и геоданные без ведома пользователей. Google удалил приложение из Google Play.

Отслеживание геолокации уже сейчас спасает жизни, помогая сдержать распространение вируса. Но это не снимает вопроса о текущих и долгоиграющих последствиях.

Благо примеры позволяют рассуждать о них предметно.

Неприкосновенность частной жизни часто оказывается нарушена, умышленно или нет.

Жители Южной Кореи вынуждены менять свои маршруты и досуг, зная, что информация о них может стать общественным достоянием, и опасаясь последующей травли. Зато смертность от вируса всего 1,24%.

Китайские цветные штрихкоды усугубили панику и предубеждения – красная метка появлялась даже у здоровых людей, по непонятным причинам.

Беспокоит и дальнейшая судьба систем. С помощью иранского приложения можно составлять подробные досье. И вроде бы приложение можно удалить, а, например, антитеррористическую систему Израиля – нет. Но это не дает никаких гарантий, что уже собранные данные будут удалены, а уже построенная инфраструктура – не использована в политических целях.

Тем временем, о введении аналогичных систем, анализирующих массовые передвижения и оповещающих потенциально инфицированных, задумываются в США и Великобритании. А премьер-министр России Мишустин 23 марта уже поручил Минкомсвязи разработку и даже назначил дедлайн – 27 марта.

Планируется, что сотовые операторы будут передавать данные геолокации пользователей, на основе которых система будет определять людей, контактировавших с подтвержденными зараженными. Их будут оповещать о необходимости самоизолироваться и отчитываться о своем состоянии.

Можно ли за 4 дня развернуть с нуля такую систему, как она будет выглядеть, какого рода данные будут передаваться? Об этом нам только предстоит узнать.

Пандемия поставила перед человечеством много неоднозначных вопросов. Насколько этично жертвовать приватностью граждан ради скорейшего выхода из мирового кризиса – лишь один из них. Еще один: насколько мы как граждане, в свою очередь, готовы смириться с ограничением своих прав, вероятно на долгие годы вперед.

Иными словами, ВЫ бы скачали такое приложение?

Светлана 
Петрянина
Автор — Светлана
Петрянина
Копирайтер
Вернуться к новостям

Посмотрите ещё